На главную Написать сообщение Поиск по сайту Новости публикаций Плакаты и знаки по охране труда и БЖД Видео по охране труда и технике безопасности Зарубежные средства индивидуальной защиты Юридическая консультация онлайн
В начало разделаОценка рисков в охране труда → Управление рисками

Факторы экологических рисков - косвенные экологические риски второго рода

Косвенные экологические риски второго рода связаны с определенными физическими полями (радиация, электромагнитные поля, шум и т.п.). Физические поля влияют на жизнь и здоровье человека, а также на все биологические виды живых организмов. Для определения степени такого влияния для каждого из полей определяются кривые связи физических параметров окружающей среды с состоянием здоровья человека и отдельных биологических видов.


Очевидно, что общее количество таких кривых может быть достаточно большим. Кроме того, эти поля могут влиять на поведение живых организмов, вызывая их миграцию, агрессию, панику, нарушение поведенческих стереотипов при размножении и т. п. Известно, что при миграции на большие расстояния часть живых организмов ориентируется по физическим полям Земли. Наличие искусственных физических полей может служить помехой в таком ориентировании и приводить к их гибели в ходе миграции.


Среди косвенных экологических рисков второго рода особое место занимают риски, связанные с неправильным вписыванием технических объектов в окружающие экосистемы, нарушение ими путей миграции, мест размножения животных, нерестилищ, разрушения убежищ. Обычно эти обстоятельства вскрываются только по прошествии некоторого времени.


Исправление негативной ситуации осуществляется под нажимом общественности, принятия специальных репрессивных постановлений властей и требует больших затрат. Этой ситуации зачастую сопутствует повышенный уровень социальной напряженности общества, поляризации мнений, повышенный уровень конфликтности. На стадии проектирования экономических объектов часто возникает проблема их близости к уникальным природным биотопам и связанным с ними уникальными фитобиоценозам. Очевидно, что экологические опасности для этих биотопов и фитобиоценозов могут значительно возрастать при реализации таких экономических проектов.


Заметим, что понятие экологического риска неприменимо к самим природным объектам, а только к их собственникам. Зачастую собственником природных объектов и одновременно самым заинтересованным лицом в проведении опасного экономического проекта оказывается государство. Такое совпадение функций защитника природы и потенциального ее врага приводит к необходимости выбора и установки приоритетов в высшем руководстве государства.


Чем беднее государство в экономическом отношении, тем чаще приоритет отдается экономической выгоде. Дело в том, что экономическая выгода от проектов легко рассчитывается и воспринимается, а косвенные экологические риски второго рода от неблагоприятного расположения экономического объекта кажутся надуманными и призрачными.


Расположение бумажно-целлюлозного комбината на уникальном озере Байкал является примером такого поведения в недалеком прошлом нашей страны. В настоящее время подобное положение складывается на Сахалине в связи с проектами добычи нефти на его шельфе.


Экологические опасности третьего рода связаны с экологическими опасностями, которые вызываются авариями и катастрофами технических систем, а также с залповыми сбросами и выбросами токсических веществ. Эти сбросы и выбросы могут быть вызваны причинами непреодолимой силы, а могут инициироваться сиюминутными экономическими выгодами.


Часть экологических рисков третьего рода обусловлены теми же экотоксикологическими кривыми, или кривыми зависимости от физических полей. Однако в этих условиях концентрации поражающих веществ и значения параметров физических полей могут многократно превосходить значения, характерные для экологических опасностей второго рода, в результате чего возникает повышенный ущерб живой природе. Вместе с тем, при авариях и катастрофах технических объектов появляются и дополнительные факторы поражения живых организмов.


Однако для целого ряда живых организмов опасными являются нетипичные воздействия различных веществ. Например, в результате разлива нефти на поверхности моря поражается оперение морских птиц, они теряют способность летать и быстро погибают от интоксикации. Нефть также поражает мех морских животных, и они погибают от переохлаждения.


В ходе экологических опасностей третьего рода может быть превышена экологическая толерантность живых организмов, которая позволяет переносить неблагоприятные условия в некоторых пределах. Попадая в область летальных концентраций и условий, живые организмы могут погибать в массовых масштабах. При этом может расстроиться и пораженная экосистема в целом, переходя в иное устойчивое состояние. Выживают резистентные биологические виды, и они замещают место вымирающих видов.


Примером является реакция экосистемы прол. Принца Вильямса, пораженной аварийным разливом нефти в результате посадки на скалу танкера «Эксон Валдез» в 1989 г. Из 26 видов крупных живых организмов этой экосистемы (рыбы, морские животные), пострадавших в результате разлива около 35 тыс. т сырой нефти, за 15 лет полностью восстановилось только два. Популяция морских выдр осталась на низком уровне. Более того, в системе рыбных экосистем произошла перестройка, в результате которой оказалась угнетенной популяция сельди и усилилась популяция лосося.


Из-за этих изменений огромные убытки понесла местная рыболовная промышленность, которая в рамках мирового разделения труда была ориентирована на ловлю именно сельди. В настоящее время 32 тыс. человек ведут судебный процесс против компании «Эксон», требуя выплаты 5 млрд. долларов компенсаций. Уже имеется несколько решений судов различных инстанций. Сумма иска в них меняется в пределах 4-5 млрд. долл. Компания же продолжает затягивать процесс, несмотря на то, что сумма только гонораров адвокатам уже превысила 1 млрд. долларов.


Представители «Эксон» настаивают на том, что с учетом затрат компании на проведение очистных работ и выплаченных ранее компенсаций, она должна не более чем 25 млн. долл. Эти разъяснения не удовлетворяют пострадавших. В начале 90-х годов предполагалось, что рыбный сектор сможет опять начать работу в полном объеме. Но этого не произошло. Запасы сельди с тех пор так и не восстановились. За прошедшие 15 лет лов сельди был запрещен на протяжении 10 сезонов.


Представители компании утверждают, что запасы сельди имеют высокую природную изменчивость, и их падение не связано с последствия разлива. В качестве доказательства они указывают, что за последние годы было 5 очень хороших сезонов для ловли лосося. Однако это не радует местных рыбаков. С начала 90-х годов начало быстро развиваться искусственное выращивание лосося в Норвегии и Чили. Теперь даже при восстановившихся запасах лосося Аляска, потерявшая в результате разлива «Эксон Валдез» свои позиции на этом рынке, не выдерживает конкуренции с новыми поставщиками.


Примером печальной судьбы местных рыбаков может служить Кори Блейк (Когу Blake) - коренной в третьем поколении житель Аляски из небольшого поселка Кордова. На момент разлива он был преуспевающим бизнесменом. У него было новое рыболовное судно стоимостью 500 тыс. долл. США и три лицензии на ловлю лосося и сельди. В год катастрофы ему удалось заработать на участии в очистных работах.


А далее ловить стало нечего. Блейку пришлось продать свой дом, чтобы заплатить очередные 50 тыс. долл. кредита, взятого для закупки судна. Его семье пришлось переехать в Анкоридж, а жене срочно устраиваться на работу. Кори Блейк пока жив и надеется на выплату компенсаций. Около тысячи местных жителей из 32 тыс. участников группового иска против «Эксон» не дождались завершения процесса. Они уже умерли, так и не получив компенсаций.


Именно экологические риски третьего рода оказываются наибольшими среди разовых выплат и затрат, а также по социальному напряжению. Массовая гибель животных, разрушение природопользовательских отраслей местной экономики вызывают резкую реакцию общества, способствуют принятию ужесточенного репрессивного природоохранного законодательства. Например, после катастрофы танкера «Эксон Валдез» погибло более 250 тыс. морских птиц. Эта катастрофа названа самой крупной, связанной с гибелью морских птиц в североамериканских водах.


В результате целенаправленных действий природоохранных организаций, цитирующих потери морских экосистем, уже через год в США был принят закон о нефтяных загрязнениях (Oil Pollution Act, 1990), существенно ужесточивший правила перевозки нефти в территориальных водах США. После катастрофы танкера «Эрика» у побережья Франции в декабре 1999 г. в воду вылилось около 6000 т нефти, и при этом наблюдалась самая массовая гибель морских птиц в Европе. Погибло около 100 тыс. морских птиц различных видов.


В операциях по их спасению принимало участие около 6 тыс. добровольцев из Франции, Великобритании, Германии, Нидерландов, Норвегии и других европейских стран. Были задействованы три специализированных центра по спасению морских птиц. В результате острейшей реакции общества в европейских странах в Евросоюзе были изменены правила перевозки нефти по морю в том же направлении, что и в США.


Таким образом, экологические риски третьего рода способны вызывать социальные и политические риски даже в крупнейших странах.


Существуют особые экологические опасности четвертого рода, когда потенциальный ущерб возникает в результате ухудшения параметров живой природы, косвенно влияющих на стоимость имущества и доходность бизнеса. Примером являются охотничьи хозяйства, объекты туризма, ориентированные на любителей животных. Другим примером являются парки и сады, наличие которых влияет на рыночную стоимость жилых строений вблизи них.


Нанесение урона живым организмам на некоторой территории может вызвать множество исков от третьих лиц по возмещению ущерба, связанного с ухудшением условий бизнеса, падением доходности, потери привычных условий жизни и т.п. Важно отметить, что эти риски тесно связаны с действующим законодательством, следовательно, они содержат и политическую составляющую.


Следует отметить, что в большинстве случаев для отечественных властей, промышленного сектора и ряда исследователей существует отчетливое стремление подменить обсуждение истинно экологических аспектов опасностей и рисков их энвиронментальными аналогами. Следствием является большое количество работ по экологическим рискам того или иного экономического объекта, где все сводится к определению экономического ущерба от платежей и штрафов за нормативное и сверхнормативное загрязнение среды.


При этом неправильно указываются субъекты риска. Например, в качестве экологического риска определяется средний размер платежей за аварийные разливы нефти в год. Более того, этот потенциальный экономический ущерб, приходящийся на нефтедобытчика и выражаемый в рублях, называют экологическим ущербом морской среде. В таких работах все иные субъекты риска (третьи лица, население, сектор власти) игнорируются. В результате появляются неправильные выводы о приемлемости экологического риска. При этом не уточняется, для какого субъекта риска он приемлем.