На главную Написать сообщение Поиск по сайту Новости публикаций Плакаты и знаки по охране труда и БЖД Видео по охране труда и технике безопасности Зарубежные средства индивидуальной защиты Юридическая консультация онлайн
В начало разделаБезопасность жизнедеятельности и окружающая природная среда → Человек и окружающая среда

Годовые вариации параметра хаотизации и окружающая среда


На всех постах наблюдаются одинаковые ритмические вариации параметра хаотизации: 20 лет (0.05 циклов/год), 10 лет (0.1 циклов/год), 1 год (1 цикл/год), 6 мес (2 цикла/год), 4 мес (цикла/год).


Ритмы 10 и 20 лет попеременно сменяют друг друга. Годичный ритм преобладает на протяжении всего временного интервала для Махачкалы, наблюдается в основном до 1960 г. для Баку и Красноводска и очень низкоамплитуден для Форта Шевченко. Полугодовой ритм самый стабильный и устойчивый. 4-мссячный ритм прослеживается на протяжении всего временного интервала для Форта Шевченко, наблюдается в основном после 1960 г. для Баку и Красноводска и очень низкоамплитуден для Махачкалы. В более высокочастотной области наблюдается набор ритмов разной интенсивности.


Квазипериодичиость межгодовых процессов в акватории Каспийского моря по данным разных авторов

Процессы и параметры

Периоды выявленных ритмических составляющих (годы)

Вертикальные движения: геодезические данные, уровнемерные данные

60

40

25-30


10-15

5-7

3-4


Грязевой вулканизм

50-60


25-30


10




Сейсмический режим Кавказа

50-60


20-30


10-15




Сейсмический режим Кавказа



30

15-16

10-11

5-7


2-3

Солнечная активность

55

35

22



5.5; 7.2

3; 4

1.5; 2.1

Индекс геомагнитной возмущенности

60

35

22

16.1

10.5; 12.5

5.2; 7.1

3.7; 4.3

1.47; 2.15; 2.8

Годовые и месячные значения уровня Каспийского моря



20-30


9-18

5-6


2.5-3.5

Годовые и месячные приращения уровня по разным постам


35

18-20


11-12

7

5

2.5-3.5

Выводы

Впервые проанализирована спектрально-временная структура годовых и месячных вариаций уровня Каспийского моря и их приращений для временного интервала 1900-2007 гг. Вариации уровня характеризуются сложной и нерегулярной формой и имеют трендовую, ритмическую и хаотическую составляющие. Ритмическая структура временных рядов сложна и непостоянна.


Однако на СВАН-диаграммах уверенно выделяются высокоамплитудные межгодовые ритмы с периодами около 35, 18-20, 10-12, около 7, 4 и 2 лет, которые находят свое место в иерархии ритмов, наблюдаемых в Каспийском регионе. На СВАН-диаграммах также прослеживаются внутригодовые ритмы с периодами 1 год, 6 и 4 мес. Существуют и более высокочастотные ритмы. Различия в динамике низкочастотных ритмов между рядами разных постов очень невелика. Динамика высокочастотных ритмов индивидуальна для каждого поста.


Основной вклад в изменения уровня Каспийского моря вносят климатический, тектонический и антропогенный факторы. Скорее всего, тектонические процессы более всего ответственны за поведение трендовых составляющих в рядах вариаций уровня (не приращений) воды, в том числе за различия этих составляющих на разных водомерных постах.


По нашему мнению, ритмические вариации (не считая годовых и полугодовых) связаны более всего с вариациями элементов водного баланса, в частности стока воды в Каспийское море (на эту тему сделаны подробные сопоставления в работе) и в меньшей мере с другими факторами, в том числе с антропогенными и космическими. Годовые и полугодовые ритмы носят сезонный характер.


Анализ процессов самоорганизации и хаотизации уровня Каспийского моря позволяет сделать вывод о том, что высокое стояние воды соответствует самоорганизации низкочастотного процесса, а падение уровня - хаотизации. Рубеж 1950-1960-х годов является временем общей перестройки процессов в акватории Каспийского моря.


Для разных постов Каспийского моря выявлено сходство общей динамики ритмических вариаций и ее различие в деталях - амплитуды ритмов и степени их хаотичности, особенно в высокочастотной области. Различия динамики связаны с различным соотношением составляющих водного баланса для каждого конкретного поста и с комплексом индивидуальных процессов, происходящих на каждом посту.


Резюмируя, можно сделать вывод, что изменения уровня Каспийского моря на разных постах характеризуются как общими глобальными, так и индивидуальными локальными закономерностями динамики, т.е. имеет место глобальная устойчивость процесса на некоторых периодах в сочетании с его локальной неустойчивостью для конкретно рассматриваемого поста. Этот вывод был получен нами ранее при анализе сейсмичности Кавказа.


В дальнейшем мы намерены продолжить анализ вариаций уровня воды в Каспийском море и его приращений и сопоставить результаты с другими параметрами, в частности с атмосферными осадками, стоком рек в Каспийское море и сейсмичностью прилегающих регионов.