На главную Написать сообщение Поиск по сайту Новости публикаций Плакаты и знаки по охране труда и БЖД Видео по охране труда и технике безопасности Зарубежные средства индивидуальной защиты Юридическая консультация онлайн
В начало разделаОхрана труда в химической промышленности → Несчастные случаи на химических работах

Общие сведения о несчастных случаях на химических работах. Причины травм

В общем, химическое производство не является отраслью промышленности, особенно богатой несчастными случаями. К тому же, из общего числа несчастных случаев с рабочими на химических фабриках не больше одной трети приходится на их работу с химическими веществами. Из сообщений Швейцарского бюро страхования от несчастных случаев за 1920 и 1921 годы видно, что при среднем числе рабочих в химической промышленности в 10858 человек было 2040 несчастных случаев, из которых 31 со смертельным исходом. Расположивши их в зависимости от причин, мы получим следующую таблицу:


Несчастные случаи в зависимости от причин

Несчастные случаи в зависимости от причин


Таким образом, — за исключением профессиональных заболеваний,— химическим причинам можно приписать 27,6% несчастных случаев; включив профессиональные заболевания, получим 32,6%.


За последнее десятилетие для защиты рабочих от профессиональных опасностей в большинстве государств изданы в законодательном порядке постановления, за исполнением которых следят особые чиновники, заведующие производством или фабричные инспектора.


Решающее значение для предупреждения несчастных случаев на больших производствах и для своевременного и правильного применения всяких защитных средств имеет разъяснение рабочим ядовитых свойств, взрывов и других опасностей, связанных с родом их деятельности. Разъяснение употребления защитных средств время от времени должно повторять, по возможности, вручая при этом рабочим соответственные печатные инструкции. Для защиты от несчастных случаев могут служить также аншлаги о мерах предосторожности, таблицы с мерами предохранения, напоминающие об особой осторожности и требующие их применения, и постоянный надзор сведущих и ответственных лиц за всеми опасными работами.


В каждом производстве следует вывесить, по крайней мере, хоть одну таблицу с общепонятным описанием подания первой помощи при несчастных случаях, по возможности, с объяснительными рисунками. Следует также иметь в особом месте, защищенном от пыли, вспомогательные средства при подании первой помощи, соответственно особенностям производства. как, например перевязочный материал, повязки против ожогов, приборы для вдыхания кислорода и т. д.


Исследователь, в смысле опасности несчастья, в некотором отношении находится в лучших, в другом—в худших условиях. С одной стороны, он обладает гораздо большим знанием, опытностью и сноровкой при экспериментировании, чем другие люди, : другой же прокладывает новые пути, на которых нет предупреждающих сигналов, и порой наталкивается на врага, где он вовсе его не ждал. Из всех работников в химической области он, — исследователь. — больше всех подвергается воздействию „высшей силы"—несчастного случая. Несмотря на то, что уже заранее известно, что в определенных группах веществ всегда таится опасность, — каковы, напр., соединения, разлагающиеся с выделением тепла, перекиси, нигросоединения, диазосоединения, галоидные соединения азота, несмотря также и на то. что предварительно в пробирках, над малыми количествами, испытывается степень бурности новых реакций, во многих случаях невозможно предвидеть несчастье, могущее произойти при дальнейшем ходе работы,— как то: взрыв или отравление.


Читая биографии знаменитых химиков или :ледя за историей открытий в области химий, мы далеко нередко наталкиваемся на серьезные несчастия, происходившие во время исследовательской работы. Некоторые исследователи принесли свою »изнь, как жертву науке, так, напр:


[18] A. F. Q е h 1 е п, умерш. в 1815 г. в Мюнхене, сплавлял мышьяк с едким кали, при чем получилась смесь мышьяковисто- и мышьяков жислой калиевой соли. При растворении их выделялся мышьяковистый водород, некоторое количество которого G. вдохнул, не зная о его ядовитости. Он скончался после восьмидневных страшных страданий.


[19] Печальнейшим случаем в нашем собрании является следующий; С. U., 30-ти лет. и Т. S., 23-х лет работали в качестве ассистентов в лаборатории госпиталя св. Варфоломея в Лондоне над очень ядовитым летучим соединением — даметил-ртутью, коварное действие которо "о еще не было известно. U. работал в течение трех месяцев, S.— лишь в течение 1-1 дней. Оба вскоре заболели при одинаковьх явлениях. Появились воспаление области рта, сильная слабость, исхудание, слепота, спутанность речи и в конце концов наступило полное слабоумие U. умер через 14 дней, S. — спустя год (Н е р р наблюдал у собак, отравленных диметил - ртутью, также наступление слабоумия, в коние-концов ведущее к смерти).


[19-а] В. Богдановская-Попова, желая приготовить фосфористый аналог циана и работая с запаянными трубками, при неудачном вскрытии трубки ввела себе под кожу (через каппиляр трубки) газы, содержавшие, вероятно, фосфористый водород. Смерть последовала через несколько часов.


Гораздо чаще происходят тяжелые повреждения, не имеющие смертельного исхода. Вот некоторые примеры:


[20] Dulong в 1811 г. при открытии хлористого азота, благодаря взрыву этого вещества, потерял глаз и три пальца.


[21] Два года спустя Davy и Faraday были серьезно ранены при новом самостоятельном открытии того же соединения. По мнению Otto, Dulong, должно быть, скрывал вначале свое открытие, имея в виду оберечь от опасности других; как можно видеть, результат получился плохой.


[22] В биографии A. Strecker'a сообщается: „производимое им в 1865 г. исследование солей, так. назыв., перекиси таллия было причиной тяжелой болезни и даже, быть может, носило в себе зародыш его ранней смерти. Действие летучих таллиевых соединений, которому во время этой работы долгое время подвергался St., оказало самое вредное влияние на крепкое до тех пор здоровье нашего друга. Нос и глаза были поражены сильнее всего, и Strecker очень страдал. Пребывание в Швальбахе и морские купанья в Нордерней постепенно возвратили ему здоровье".


[23] В и п s е п, благодаря взрыву, ослеп на правый глаз.


[24] W о h 1 с г, Oppenheim и F. Mylius при работах с соединениями теллура сильно страдали от отвратительного запаха выдыхаемого воздуха и пота; запах держался в течение многих недель, благодаря поступлению в организм небольших количеств теллура.


[25] 1.1 е b 1 g к Wohler'y 28 нояб. 1838 г. „ .. . Гремучую кислоту не будем трогать. Как и ты, я зарекся возиться с этим веществом. Недавно я хотел, в связи с нашей работой, разложить гремучее серебро сернистым аммонием; как только первые капли упали в чашку, — вся масса взорвалась у меня под носом; меня опрокинуло навзничь, на две недели я оглох и был близок к тому, чтобы остаться слепым*.


[26] Wehie к Liebig'y, 2 янв. 1831 г.: .... я был занят этим анализом (бурой свинцовой руды из Нимапана) и уже открыл нечто особенное (W. был близок к открытию ванадия), как, благодаря действию паров плавиковой кислоты, захворал на несколько месяцев; так дело и осталось.


[27] A. R 1111 е t, ученик V. Меуег'а, исследовавший меркуронитрометан. при взрыве его так тяжко поранил обе руки и один глаз, что больше уже не мог работать в лаборатории.


[28] V. Pechmann, открывший диазометан. сильно страдал от высшей степени ядовитого действия этого вещества.


[29] Goose, ученик Bamberger'a, при работах с азотнокислым п-нитродиазобен-золом, из-за взрыва этого,—до тех пор считавшегося мало опасным-вещества, потерял восемь пальцев и лишился зрения на один глаз.


[30] Один химик в лаборатории высшей школы в W. хотел перенести перегонный прибор в другую комнату. Случайно он ударился о дверь и сломал прибор пополам: последовал ужасающий взрыв, которым несчастному оторвало руку. В перегонном приборе находились бромоформ и калий, а в то время не было известно, что органические хлориды со щелочными металлами могут взрываться от удара.


Во всяком случае, можно без преувеличения утверждать, что химические работы в современных, хорошо оборудованных лабораториях, при старательности, осторожности и соблюдении всех предохраняющих предписаний, здоровью и жизни химика угрожают мало, и что вероятность тяжко заболеть, быть серьезно раненым, или обожженным, или даже убитым, невелика. Какой-нибудь „щелчок" каждый когда-нибудь да получает, как каждый гимнаст когда-нибудь растягивает связку, каждый кузнец—обжигается, мясник— порежется; в большинстве случаев дело обходится благополучно, и самый случай можно считать за полезное предостережение.