На главную Написать сообщение Поиск по сайту Новости публикаций Плакаты и знаки по охране труда и БЖД Видео по охране труда и технике безопасности Зарубежные средства индивидуальной защиты Юридическая консультация онлайн
В начало разделаГигиена труда → Гигиена труда при работе с таллием и его соединением

Условия труда и состояние здоровья работающих с соединениями таллия


Из приведенных выше данных очевидно, что вопросы профессиональных отравлений таллием в литературе освещены недостаточно, а вопросам условий труда на производствах при работе с таллием и его соединениями уделено еще меньше внимания.


Имеется работа Т.С. Тиховой (1G67), в которой дана характеристика условий труда в производстве металлического таллия из отходов свинцово-цинкового комбината, а также отдельных операций в производстве солей таллия и монокристаллов.


Сырьем для получения промышленного металлического таллия служит пыль свинцового производства, содержащая примерно 50% свинца, 20—30% цинка, 1-5% мышьяка, а также кадмий, магний и редкие металлы; содержание таллия в пыли не превышает сотых долей процента. Технологический процесс получения металлического таллия состоит из двух стадий: 1) получение из пыли концентрата таллия; 2) получение металлического таллия из концентрата.


Пыль из свинцового цеха подается на гранулятор, где подвергается обработке серной кислотой (процесс сульфатизации). При этом происходит перевод нерастворимых окисных соединений в сернокислые. Образовавшиеся гранулы подаются в печь для обжига при температуре 280-350 С. В процессе обжига происходит возгонка мышьяка. Мышьяковистые возгоны улавливаются. Продукты сульфатизации поступают на растворение в слабокислых или щелочных водных растворах при нагревании до 60-80°С. Получающиеся растворы (пульпа) отстаиваются, и осветленный раствор сливается в реактор. Он содержит до 100 г/л цинка, 10 г/л кадмия и редкие металлы (включая таллий).


Из раствора производят осаждение фосфатов редких металлов. Фосфаты отфильтровывают и из раствора получают таллиевый концентрат путем осаждения нерастворимого сульфида таллия раствором сернокислого натрия. Затем сульфиды переводят в растворимые соединения - сульфаты. Полученные растворы отфильтровывают, из них осаждают нерастворимые хроматы и бихроматы таллия раствором хромовокислого калия при 95°С.


Содержание таллия в осадке составляет 80%. После промывки осадки с помощью кислоты и сернокислого натрия переводятся в растворимый сульфат таллия. Последний растворяется в воде, отфильтровывается и поступает в цементатор, где осаждение таллия на цинковых листах происходит за счет большой разности между потенциалами металлов.


Таллий осаждается на цинковых листах в виде игольчатых кристаллов (губка), которые легко сползают на дно. Процесс длится 10-12 ч.


Губку таллия собирают, промывают водой, прессуют и получают брикеты. Так как таллиевая губка пористая, то с целью получения компактного металла ведется плавка брикетов под слоем щелочи при температуре 350°С. Расплавленный металл через нижний штуцер в печи выпускается в^ специальные металлические формы; после охлаждения слитки извлекают, промывают водой, затем заливают расплавленным парафином, и под защитным слоем парафина таллий отправляют потребителям.


В результате проведенных гигиенических исследований Т.С. Тихова установила, что при плавке и разливке таллия могут образовываться летучие окислы, хотя летучесть самого металлического таллия невелика. Содержание таллия в воздухе рабочих помещений может достигать при выполнении этих операций до 0,026-0,1 и даже до 0,12-0,18 мг/м3. Кроме того, возможно образование аэрозоля хлорида таллия в результате реакции между таллием и хлором, входящим в качестве примеси в техническую щелочь. Хлорид таллия более летуч, чем другие соединения таллия.


Т.С. Тихова указывает на возможность поступления таллия в виде пыли в воздух помещений при получении его солей (0,028-0,136 мг/м3), фасовке (0,163-0,354 мг/м3), обработке кристаллов КРС-5, а именно при шлифовке (0,0036-0,0072 мг/м3).


В процессе растворения металлического таллия возможны* разбрызгивание частиц раствора в воздухе (присутствие в нем этих частиц непродолжительно), а также прямой контакт с этими растворами.


На всех этапах получения таллия возможен непосредственный контакт рабочих с его растворами. Поскольку таллий может накапливаться на коже, проникать через нее и попадать через загрязненные руки в желудочно-кишечный тракт. Т.С. Тихова предлагает для оздоровления условий труда исключить контакт с таллием, применять отсосы от пылящего оборудования, выполнять правила личной гигиены, предусматривающие полное удаление таллия с поверхности кожи.


Л.П. Шебалина и В.С. Спиридонова (1978) изучали вопросы гигиены труда при работе с таллием на 4 промышленных предприятиях при получении солей таллия (в том числе жидкости Клеричи), монокристаллов таллия и химически чистого металла. Они установили, что, несмотря на различие технологических процессов при работе с таллием и его соединениями, главные недостатки производства во всех случаях одни и те же: значительное количество ручных операций (это увеличивает контакт с таллием) и отсутствие непрерывности в технологической схеме. Основными вредными факторами на всех изученных предприятиях являются таллий и его соединения, которые могут поступать в воздух помещений в виде аэрозолей конденсации и дезинтеграции. Количество таллия в воздухе рабочих помещений колебалось в пределах 0,0038-0,066 мг/м3 (при ПДК для таллия 0,01 мг/м ). Большие количества таллия выделяются во время чистки печей и в аварийных ситуациях.


Помимо наличия таллия в воздухе рабочих помещений, установлено существенное загрязнение таллием поверхностей оборудования, стен и окружающих предметов. Это создает опасность вторичного попадания таллия в организм работающих через кожу и через желудочно-кишечный тракт с загрязненных рук, так как перчатками рабочие пользуются только при выполнении рабочих операций. В смывах с открытых поверхностей кожи работающих обнаружены таллий (0,04-10,6 мкг/см^), что. свидетельствует о наличии постоянного загрязнения и, учитывая хорошую проницаемость его через кожу, увеличивает опасность возникновения таллиевых интоксикаций.


Таким образом, в условиях производства возможно поступление таллия в организм работающих через дыхательные пути, кожу и желудочно-кишечный тракт, а наличие повышенной температуры воздуха на отдельных технологических участках увеличивает возможность проникновения таллия через кожу и дыхательные пути.


Поскольку таллий и его соединения относятся к высокотоксичным веществам, обладающим кумулятивными свойствами, хорошо проникающим через кожу, возможность профессиональных отравлений таллием представляется весьма вероятной, хотя в литературе не нашли должного освещения вопросы состояния здоровья работающих с таллием и его соединениями.


В доступной литературе имеется лишь работа М.М. Поляковой с соавт. (1977), в которой освещены результаты изучения состояния здоровья лиц, работающих в условиях воздействия таллия и его соединений в концентрациях, несколько превышающих предельно допустимую. Общее количество обследованных 51 человек (27 мужчин и 24 женщины). Значительное большинство из них (42) в возрасте до 40 лет. Стаж работы в контакте с таллием и его соединениями у 20 человек не превышал 5 лет. У обследованных наиболее часто встречались следующие жалобы: повышенная раздражительность и утомляемость, периодические головные боли, выраженный гипергидроз, плохой сон, боли в конечностях неопределенного характера, непостоянные боли в области сердца в виде покалываний. У отдельных лиц имелись жалобы на периодические боли в области толстого кишечника и эпигастральной области, неустойчивый стул, повышенное выпадение волос и ломкость ногтей.


По жалобам и объективным данным были поставлены диагнозы: астено-невротический, астено-вегетативный, астенический синдромы, а также явления вегетативно-сосудистой дисфункции. Изменения со стороны нервной системы отмечены у 25% обследованных при стаже работы до 5 лет, а при стаже более 5 лет у 77%. У 2 обнаружены полосы Mees, У одной работницы - интенсивное выпадение волос. Таллий в волосах выявлен не был. В моче у 24% обследованных лиц обнаружен таллий, и уровень его при "повторных исследованиях (динамическое наблюдение) колебался в пределах 0,003-0,56 мг/л. У 16% лиц наличие таллия в моче сочеталось с изменениями нервной системы, а у 8% такого сочетания не было (в основном у лиц в возрасте 20-25 лет).


Авторы отмечают, что изменения со стороны нервной системы, обнаруженные более чём у половины обследованных, не являясь строго специфичными только для действия таллия, тем не менее не противоречат картине таллиевых интоксикаций. Нарастание этих изменений по мере увеличения стажа работы, обнаружение таллия в моче и полос Mees на ногтях заставляют авторов предположить с большой долей вероятности таллиевую этиологию найденных изменений. Необходимо, однако, проведение дальнейших исследований состояния здоровья работающих с таллием и его соединениями для решения ряда практических вопросов по определению клинической картины профессиональных таллиевых интоксикаций и дифференциальной диагностике.


Кроме того, в статье авторы обращают внимание врачей-профпатологов на тот факт, что проявления таллиевых интоксикаций на производстве в силу малых действующих доз не соответствуют классической картине таллотоксикозов, а представляют собой серию неспецифических симптомов, которые вполне могут быть отнесены за счет какой—либо непрофессиональной патологии, вследствие чего отравление не будет своевременно диагностировано. Отсюда необходима комплексная оценка жалоб, объективных проявлений и результатов исследований мочи на таллий и, следовательно, динамического контроля за наличием таллия в моче работающих.